Правильные валенки из Грибинской

+ 0
+ 1
Общество / 20.07.2019 13:35

«Простой, как валенок» — эту поговорку мой язык не повернется сказать с тех пор, как я побывала в гостях у единственного на весь наш район пимоката Д. И. Мохина. Познакомилась я с Дмитрием Ивановичем два с половиной года назад на районном фестивале творчества ветеранов, где его товар — детские, мужские и женские валенки-самокатки — был, пожалуй, самым уникальным из всего представленного на выставке-продаже в РДК. В разговоре мастер из деревни Грибинской Демьяновского городского поселения посетовал, что некому передать старинное крестьянское ремесло:
— Никто не хочет учиться у меня. Молодые ходят зимой в кроссовках, зачем им валенки? Вот если бы заснять все на кинокамеру, я бы мог показать и рассказать о том, как работаю, — предложил он тогда организаторам фестиваля.
Предложение было встречено с энтузиазмом, и вот в конце ноября 2016-го мы отправились из райцентра в Грибинскую вместе с заведующей отделом культуры администрации района И. Н. Труфакиной, директором Подосиновского Дома ремесел О. В. Грибановой и кинооператором Ю. Б. Масловым. На основе заснятого в той поездке материала были сделаны видеоролик и презентация «Технология изготовления валенок в Подосиновском районе» с целью включения ее в Каталог нематериального культурного наследия Кировской области. К слову говоря, в «Энциклопедии земли Вятской» для пимокатного дела не нашлось места, оно просто не упомянуто.
К сожалению, и мне в редакционной текучке не хватило времени на обстоятельный рассказ о Д. И. Мохине и его исчезающем промысле, второпях же писать не хотелось. Надеюсь отдать давний должок сейчас, заодно порадовавшись тому, что Дмитрий Иванович до сих пор держит овец и катает валенки. Конечно, уже в меньших объемах, так как возраст берет свое. Мастеру пошел семьдесят пятый год.

0 344


И греют, и лечат
Возвращаясь к упомянутой выше поговорке, соглашусь с ней разве что в отношении формы нашей всенародной зимней обуви. «Без начала, без конца, без шва, без рубца» — сказано о валенках, на вид неказистых и скромных. Но еще сто лет назад за одну пару таких вот «простачков» приходилось платить около двух рублей серебром — по тем временам это были очень большие деньги. Крестьянскую семью, где каждый имел свои валенки, называли зажиточной, даже богатой. Причина в том, что первые самокатки в виде цельного сапога появились в России только в конце XVIII века, и секреты их изготовления немногочисленные кустари валяльного промысла берегли, передавая по наследству. А промышленное производство войлочной обуви началось лишь на исходе позапрошлого столетия. Но из-за ее удобства и доступности сырья пимокатный промысел стал широко развиваться, а затем его освоили и в деревнях. Наши предки были людьми дальновидными, и время доказало их мудрость. Взять хотя бы русского солдата, которого валенки в окопах спасали от мороза, а в бою могли защитить ноги от мелких осколков.
Благодаря овечьей шерсти валенок имеет массу полезных свойств, о которых хорошо известно медицине. Он не только греет, но и лечит. Замечательно поглощает и испаряет влагу, пропускает воздух, улучшает циркуляцию крови, тем самым помогая избавиться от простуды, ревматизма и других болезней.

Подшитые, стареньки
— В детстве я видел, как мой дядя Николай Прокопьевич Данилогорский закладывал заготовку для валенка на бадожок, но не вникал, не думал, что это пригодится в жизни, — вспоминает мастер.
— До 65-ти ноги не мерзли. Но я знал, что без валенок не обойдусь, поэтому, когда еще сам не умел катать, уговорил одного знакомого — Ивана Андреевича Блуднина из д. Поцепилово сделать мне пару валенок. Он был инвалидом войны на одной ноге, к тому же в возрасте 80 лет, но мою просьбу выполнил.  Валенки получились тонковаты, и я их сразу же подшил. С тех пор тридцать лет уже ношу, — достает хозяин дома с печи свою реликвию.
Дмитрий Иванович — потомственный механизатор, когда-то в колхозе имени Ленина успешно занимался картофелеводством. С женой Раисой Александровной, работавшей животноводом на Грибинской ферме, вырастил пятерых сыновей. Все они выбрали профессию отца. Два сына живут в Демьянове, один — на Борке, еще два в Свердловской и Мурманской областях. В январе 2020 года у супругов Мохиных — золотая свадьба, они счастливы и детьми, и внуками, которых уже девять. Внукам-то, по словам деда Дмитрия, больше всего и нравится помогать в содержании большого деревенского хозяйства. На подворье у Дмитрия Ивановича и Раисы Александровны в 2016-м было 25 овечек, корова, теленок, курицы.  В этом году корову продали, часть овец глава семейства отдал сыну и снохе, живущим на Борке. Сноха Татьяна Федоровна понемногу осваивает ремесло своего свекра — недавно скатала первые тапочки из овечьей шерсти.
А у грибинского мастера за плечами больше 200 килограммов скатанной шерсти, из которой получилось примерно столько же или больше пар валенок — черных, серых, белых — по цвету его овец. Свои изделия Дмитрий Иванович не красит, считая, что натуральное лучше. По размеру они разные — от самых крохотных, для делающих первые шаги малышей, до солидных, мужских, что любят заказывать катальщику любители зимней рыбалки, так как его самокатки мягкие и легко помещаются внутрь обычных резиновых бахил. Мохинские валенки носят да хвалят не только подосиновляне, но и жители обеих столиц, уехали они и в Сочи, и в Ухту.

Дедовским способом
С чего же все начиналось? Первопричиной послужили овцы, выращиванием которых в семье Мохиных занимались испокон веку. Родители Дмитрия Ивановича держали не больше 5-6 овечек, а он доводил домашнее стадо и до 50 голов. Это сколько же шерсти нужно было состричь! Впрочем, для коренного крестьянина такая трудоемкая процедура — дело привычное, проблема в другом — куда сбыть скоропортящийся товар? В советские времена овечью шерсть сдавали в заготконтору, получая за нее не только деньги, но и право на покупку дефицита в сельмаге. В девяностых приемные пункты канули в лету, и Дмитрию Ивановичу пришлось рассчитывать только на себя. Вначале попробовал отвезти шерсть на фабрику в Великий Устюг, но за 45 килограммов получил по бартеру только лишь три пары валенок. Такой обмен себе в убыток. Тогда  и решил  освоить старинный промысел, пока еще учиться было у кого. Хотя пимокату из деревни Фурсово А. М. Мальцеву, согласившемуся взять его в ученики, тогда уже шел восьмой десяток. До семидесяти пяти лет Александр Михайлович катал маленькие валенки — на большие сил не доставало. Ведь работа катальщика связана с тяжелой физической нагрузкой, особенно на втором ее этапе, когда она переходит от сухого к горячему и сырому режиму.
«Сто потов сойдет, пока выйдет валенок, весь жар человека в него входит», — говорят об этом знатоки пимокатного дела. Не потому ли натуральные самокатки, которые  делают вручную, без добавления кислот и красителей, так хорошо держат тепло.  Мягкие, ворсистые, они приятны ноге, как связанные бабушкой носки. В отличие от жестких машинно-фабричных, оставляющих черные следы на ступне, такие можно носить и на босу ногу.
Самые первые валеночки Дмитрий Иванович скатал своей внучке. Но не сразу он сумел превратить клок шерсти в пару исконно русской обуви. Согласно известной пословице, пробный валенок «вышел комом» из-за того, что заготовку для него он чересчур укатал. А надо было ее распушить, чтобы ворсинки обеих  составных частей изделия сцепились между собой. Если лоскут нельзя раздернуть руками, то срастить его с другим будет трудно. Таким образом, наиболее ответственный этап  валяния шерсти — начальный. Кстати, эта технология за последние триста лет почти не изменилась: сегодняшние катальщики следуют тем же правилам, что и их прапрадеды, да и рабочие инструменты у них, по сути, остались прежними.

"Насухую" - дома, "насырую" - в бане
— Основной, самый сложный, этап работы — заложить лоскут так, чтоб не было дыр, — поясняет мастер, раскладывая на столике возле печи только что взвешенную на старинных весах серую овечью шерсть (на пару женских валенок 25-26 размера нужен ровно килограмм).
Он прыскает на нее мыльной водой из пульверизатора, чтобы шерсть лучше склеивалась. Руками делит полотно на две одинаковые части, разравнивая его. Там, где будет подошва, накладывает дополнительный слой. С этого начинается валяние «насухую», с которым, как говорит наш собеседник, лучше всего справляются женщины, так как их руки более чувствительны.
На Советской сапоговаляльной фабрике, куда он в 2016-м ездил расчесывать шерсть, коллектив в основном женский. На ближайшую фабрику ехать пришлось за полтысячи километров, зато сотню килограммов шерсти ему прочесали всего за три часа, а делать это вручную — адский труд.
Вопросы на Дмитрия Ивановича так и сыплются, но он успевает отвечать на них четко и обстоятельно, не прерывая своего занятия. В результате мы видим заготовку будущего валенка, похожую на большущий мягкий носок. Чтобы узнать о его дальнейших превращениях, идем в баню. В маленьком предбанничке оборудовано рабочее место, где  проходит наиболее трудоемкое катание «насырую», для которого требуется уже мужская сила.
— Надо было мне начинать  катать в 45 лет, а сейчас здоровье уже не то, — сожалеет ветеран об упущенных возможностях.
«Палят, варят, а не едят» — о чем это? Конечно, о валенке. Его, действительно, вываривают в десяти водах, чтобы он уменьшился до нужных размеров и уплотнился так,  что не разорвать никакими руками, разве что трактором. В пятилитровом чугунке с будущей обувкой Дмитрий Иванович меняет воду до тех пор, пока она не станет чистой. И каждый раз, извлекая сырой горячий валенок, он его жестко прокатывает специальным приспособлением в виде металлической решетки с подвижными квадратными прутьями и  с рукоятками под ладонь. Эту «машинку» подарил ему А. М. Мальцев, с той поры она сильно поизносилась и прошла ремонт у токаря.
Одновременно пальцами мастер формирует носок и пятку изделия, а затем надевает его на деревянную колодку, чтобы выправить подъем и голенище, и вставляет распорки. Сам валенок не примет форму колодки, его нужно, как скульптуру, создавать руками.
В среднем на изготовление одной пары обуви у пимоката уходит от трех дней до недели. Даже после первого знакомства с его удивительным ремеслом понимаешь, насколько важно сохранить и передать это проверенное веками мастерство будущим поколениям россиян. Нельзя допустить, чтобы оно было утрачено безвозвратно. Недаром валенки, прочно войдя в крестьянский обиход, стали неотъемлемой частью русского образа жизни и были воспеты народом в песнях и стихах.   
Татьяна Курдюмова.
Фото автора.