В. В. Митюков - о времени и о себе

+ 0
+ 0
Общество / 08.06.2019 14:58

епутат Законодательного собрания Кировской области Василий Витальевич Митюков работает во властных структурах так долго, что обитатели социальных сетей не только окрестили это время «эпохой митюковщины», но даже провели специальный опрос на эту тему. Наш собеседник относится к этому с добродушной иронией, ничуть не обижаясь и даже отдавая должное изобретательности «диванных экспертов». Однако уровень дискуссии в соцсетях пока невысок, а официальный и неформальный диалоги остаются прерогативой печатных изданий. В интервью корреспонденту нашей газеты Н. Липатникову народный избранник рассказывает об этой «эпохе», что в ней было самым важным и актуальным, и что ей предшествовало.

0 146


— Василий Витальевич, с какого времени началась ваша депутатская деятельность в областном заксобрании? Хочется об этом спросить хотя бы потому, что вы на пороге того знакового возраста, когда принято подводить некоторые жизненные итоги.
— Если посчитать, то получается с марта 2011 года, то есть со дня избрания пятого созыва этого органа власти. Так что моей «эпохе» не так уж и много лет. Что же касается моего возраста, то там уже, конечно, совсем другие рубежи.

— Вы начинали работать сельским учителем. Расскажите об этом времени.
— В 1986 году, после окончания школы, я поступил в Кировский государственный педагогический институт имени В. И. Ленина. После первого курса ушел на два года в армию, а получив диплом — в 1993 году, вернулся в район. Приехал сюда уже женатым человеком, моя супруга тоже учитель, она из Мурашинского района. Вот так мы и оказались в поселке Ровдино. Выбор был обусловлен тем, что я учился по направлению от района. Мои однокурсники осели в Кирове, я же всегда считал своей родиной Подосиновский район и никогда не собирался стать жителем большого города. Мог вернуться в Шолгу или даже переехать в Мураши, но возглавлявший в то время районное образование Владимир Николаевич Рудаков предложил поехать в Ровдино, я согласился.

— А что повлияло на выбор профессии — лидерские качества?
— Моя родина — деревня Матвеево, я учился в шолгской школе у прекрасных педагогов, таких, к примеру, как Николай Федорович Петухов, Нина Анатольевна Момотова; оба они преподавали историю, которая и мне была не безразлична. Что касается задатков лидера, то их действительно приходилось проявлять. Все время я что-то возглавлял: то учебный комитет, то комсомол. Поступление на истфак было тоже своего рода стремлением удовлетворить амбиции, потому что обучение там было одновременно и престижным, и сложным. В Ровдино, кроме истории, вел еще физкультуру, уроки труда… Через год стал директором школы.

— В начале девяностых этот поселок казался перспективным?
— В то время, конечно, трудно было предположить, что за его развитием последует спад. Впрочем, у моего поколения, в отличие от нынешних выпускников вузов, не было предубеждений относительно работы на селе. В сторону Ровдина была проложена лучшая в районе грунтовая дорога, туда ходили утренний, дневной, вечерний автобусы. Только что завершилась сельхозпрограмма «Пятьдесят», благодаря которой там появились кирпичные дома, выросла социальная инфраструктура. Набравший при социализме обороты маховик  плановой экономики еще крутился, но уже заметно тормозил… В 1994 году, когда я возглавил местный, довольно сплоченный, педагогический коллектив, все уже было довольно сложно. Хронические невыплаты зарплат учителям, отсутствие средств на ремонт школ, безудержная инфляция, пустые прилавки, одним словом, лихие девяностые во всей своей красе. В этой школе я проработал пять лет, а затем возглавил районное управление образования.

— Довольно стремительный взлет, чем он был обусловлен?
— Мне трудно судить. Из Ровдина мы никуда не собирались переезжать, у нас уже там родился первенец, потихоньку налаживали быт, но был целый ряд обстоятельств… Владимир Николаевич Рудаков, к примеру, вынужден был совмещать сразу две должности: заместителя главы района по социальным вопросам и руководителя управления районного образования. Груз ответственности был слишком большой, очевидна была необходимость в разделении этих полномочий, видимо, моя кандидатура подошла. Девять месяцев, пока не нашлось жилье, я из Ровдина ездил в Подосиновец на работу. Припоминаю, что уже в мою бытность на этом посту, в райцентре возле нашего «белого дома» выстроился пикет учителей, одним из его лозунгов было: «Омолодить администрацию района!». И получается, что этот призыв был адресован в том числе и мне, молодому человеку, еще не достигшему тридцатилетнего возраста. Желание властей и народа в этом смысле совпало (смеется).
 
— И жилье все-таки получили?
— Ну да, выделили нам недостроенный объект, обозначили сроки выкупа его в счет зарплаты. А дальше мы сами: я, брат, отец и родственники приводили его в порядок.
— А в какой вы воспитывались семье?
— В самой обычной. Мой папа, Виталий Александрович, родом из Матвеева, он всю жизнь проработал в колхозе электриком, очень рукастый и мастеровой был человек, самоучка, без всякого образования, стоял у самых истоков электрификации наших мест. За знание техники был очень уважаем селянами. Мама, Александра Павловна, родом из деревни Дементьево, поначалу тоже работала учителем, преподавала в Княщинской школе. Когда наша семья переехала в Шолгу, она работала секретарем, затем долгое время — председателем сельсовета, позже возглавляла партийную организацию колхоза «Буденновец». Кроме меня, в семье еще двое детей: старший брат Александр и сестра Ольга. Папу мы схоронили в 2005 году, мама покинула нас совсем недавно.  

— Не все, что происходит в этой жизни, связано с нашими желаниями. И все же, в начале века, когда вы уже поднялись на следующую служебную ступеньку, экономическая ситуация в стране стала постепенно выправляться.
— Да, с лета 2002 года я уже работал заместителем главы района по ЖКХ и промышленности. Приглашение Александра Степановича Шубина в свою команду для меня было полной неожиданностью, потому что я должен был полностью распрощаться с педагогикой и перейти в совершенно незнакомое для меня поприще, связанное с деятельностью лесных и сельхозпредприятий, содержанием дорог, теплосетей, котельных… И не было времени для какой-то подготовки, переквалификации, осмысления.

— А вы по жизни циник или идеалист?
— Мне кажется, что я — предусмотрительный авантюрист. Многое из того, что приходилось делать, находясь на различных руководящих должностях, мне пришлось совершать на свой страх и риск. В то же время, я следил за тем, чтобы все предпринималось в рамках закона. Приведу пример. В конце девяностых — начале двухтысячных началось техническое перевооружение школ, в больших городах в учебный процесс стали входить компьютеры, современные учебные пособия, а у нас ни на что денег нет. Тогда я пришел к главе района — Владимиру Александровичу Колмогорцеву — с предложением использовать наши лесные ресурсы. По прежнему лесному законодательству разрешался бесплатный отпуск леса на корню для бюджетных организаций и населения. Однако этой возможностью почти никто не пользовался, потому что не было опыта. Мы все-таки рискнули и благодаря посредничеству наших лесных предприятий смогли реализовать  около 11 тысяч кубометров древесины. Так в демьяновской и подосиновской школах появилось то, о чем все до этого только мечтали, для нужд управления образования был приобретен автомобиль. Все было сделано совершенно легально, на договорных условиях, но пробивать саму идею, готовить необходимую документацию приходилось долго и упорно. У меня было тогда такое положение: пан или пропал.   

— Говорят, что риск — благородное дело, наверное, потому, что приходится ставить на кон очень многое и при этом не избегать ответственности.
— Было дело, когда я чуть не вылетел со своего поста. В конце мая 2003 года к нам приехала большая правительственная делегация, возглавлял ее Анатолий Леонидович Могилюк. Тогда было принято решение полностью демонтировать оборудование котельной ЦРБ и в новый отопительный сезон зайти уже с новыми котлами. Никаких промежуточных технических решений, чтобы как-то подстраховаться, мы не предпринимали. Согласие на это получили, нужные бумаги подписали, ну а дальше был сплошной цейтнот. Сроки горели, зима приближалась, осень выдалась неожиданно холодной, больница едва отапливалась одним смонтированным котлом, хорошо, что подрядчик не подвел. Специалисты работали в форсированном режиме, и в декабре отопление пошло. Если бы не успели, то с должностью мне пришлось бы расстаться.

— Как показывает практика, успех того или  иного проекта зависит не только от добросовестности подрядчика, но и от тех отношений, что у него в процессе работы возникают с заказчиком. Вы часто посещали строящиеся объекты? И, кстати, как относитесь к критике, ведь она, конечно же, была?
— Меня нельзя назвать кабинетным работником, на различных объектах был постоянно. Планов у нас было громадье, в то время как раз появилась правительственная программа, целью которой был отказ от использования нефтепродуктов и перевод систем отопления в районах на местные виды топлива. Это стоило немалых усилий, и как только в 2006 году я был назначен главой администрации района, стал активно работать в этом направлении. Не все шло гладко, случались и ошибки, но если кто-то считает, что я когда-то уходил от ответственности, пусть первым бросит в меня камень.
На критику я никогда не обижался, прекрасно понимая, что всем не угодишь. А уверенности в своих действиях мне придавала поддержка моих руководителей. И Владимир Николаевич Рудаков, и Владимир Александрович Колмогорцев, и Александр Степанович Шубин — все они, если что-то не получалось, помогали мне дружеским советом, не осаживали начальственным окриком и не сдерживали инициативы, давали свободу действий. Спасибо им, мне это было очень важно.
Что касается моих оппонентов по тем или иным вопросам, то я всегда открыт к диалогу. Если есть о чем поспорить, не прочь об этом поговорить, никогда не препятствую общению. Я всегда старался избегать ситуации двух мнений: одно — мое, а другое неправильное. Стремился развивать диалог, в том числе и через интернет-сообщества. Однако мне не нравится обмениваться сообщениями с людьми, скрывающими свое имя, в этом есть какая-то непорядочность.  

— Когда вы были главой администрации, то работали в тандеме с главой района Александром Васильевичем Уваровым. В этот период был построен не только мост через реку Юг, но в Демьянове появилась работающая на отходах котельная. С ее появлением острота прохождения отопительного сезона в этом промышленном поселке во многом была снята. Началось также строительство фанерного завода. А кстати, как у вас складывались отношения с руководством предприятий?
— Руководство района всегда строило отношения с хозяйственниками так, чтобы избегать конфликтов.  Вспоминается как страшный сон, когда, кажется, перед зимой 2007 года, во время ремонтных работ на трубопроводе в Демьянове, вдруг грянули морозы, вода была не полностью слита и трубы перемерзли. Ситуация была катастрофической: еще немного и поселок на время зимы мог остаться и без воды, и без отопления. Но надо отдать должное руководству и работникам ОАО «Полеко», сделавшим все, чтобы этого не произошло.

— Может быть, когда вы стали теснее общаться с лесными предпринимателями, и созрело решение уйти в лесной бизнес?
— Это, конечно же, имело свое влияние. Но все равно, когда владелец холдинга UPG Игорь Викторович Беккер предложил мне стать руководителем строящегося фанерного предприятия, это стало для меня большой неожиданностью. С другой стороны, внутренне я был готов к подобным перестановкам в своей жизни, потому что хотелось уже каких-то изменений по работе, ведь к тому времени я уже десять лет проработал в муниципальной службе.  Помню, тогда ходило расхожее мнение, что основным мотивом были деньги, но это не так.

— Когда вы начинали работать школьным учителем, было трудно  представить, что через всего лишь десятилетие вы станете одним из ведущих менеджеров крупного лесного предприятия. Есть еще ощущение, что как только очередной руководитель района уходил со своего поста, то о нем почти сразу же забывали, с вами же другая история. И все же, расскажите, чем вы занимаетесь сейчас.
— Я являюсь заместителем генерального директора, членом правления холдинговой компании ООО ЖЛПК, в которой работаю уже десять лет. Курирую работу трех наших предприятий в плане сырьевой безопасности. Это довольно ответственная работа, требующая знания рынка, складывающихся перспективных направлений, умения взаимодействовать с различными правительственными структурами и так далее. За десять лет моей работы у нашей компании были разные времена. Долгое время тянулся шлейф непогашенных задолженностей, затем, в 2014 году, мы наконец вышли из банкротства. Тогда, кстати, и образовался ЖЛПК с отдельным подразделением в Демьянове. За это время немало самых различных лесных предприятий кануло в Лету, не выдержав налогового бремени, конкуренции… Мы же смогли удержаться на плаву, сумели доказать свою жизнеспособность. Жизнь состоит из пересечения судеб разных людей, и на моем пути встретилось много замечательных людей, так или иначе повлиявших на мою судьбу. Всем им я хотел бы сказать большое спасибо.  

— Спасибо и вам — за интервью.