Он просто выполнил солдатский долг

+ 3
+ 1
Общество / 12.02.2019 09:57

Весной 1986 года, когда призывник Иван Ружеловский узнал, что зачислен в команду с индексом 20А, то сразу понял, что в его судьбе наступил важный момент. В отличие от других своих сверстников, оставшихся служить в Союзе, его путь в составе других отобранных для службы ребят лежал в далекий таящий в себе опасности Афганистан. При наборе в эту группу обращали внимание на крепость здоровья и физическую подготовку, то есть отправляли туда тех, кто сможет выдержать суровые испытания, что готовила им война.

0 193

Туда они попали не сразу. Сначала из Котельнича их везли поездом до Свердловска, оттуда три часа лету до Душанбе. Одетых в теплые шинели и шапки-ушанки новобранцев город встретил не прохладой весны, а жарким зноем и пылью. По прибытию  в часть им выдали обмундирование, более подходящее для службы в условиях, когда столбик термометра редко опускается ниже плюс тридцати. Три месяца молодые солдаты проходили необходимую подготовку в учебной части, что находилась в городе Термез, а первого августа Иван вместе с сослуживцами вновь оказался на взлетной полосе. На случай обстрела воздушного транспорта каждому из них выдали по парашюту, но все обошлось, через полтора часа самолет приземлился в кабульском аэропорту. Час-другой ожидания и снова в путь. К вечеру солдаты оказались на месте службы, неподалеку от города Баграм.  
В задачу воинской части входила охрана военного аэродрома и авиабазы. Возле самой «взлетки» постоянное дежурство нес только резервный взвод, а весь батальон охраны был рассредоточен по нескольким сторожевым заставам, что кольцом, радиусом в 10-12 километров, окружали охраняемый объект. На один из таких постов и попал служить Иван Владимирович. Вообще-то, его в учебной части обучали на гранатометчика, но здесь, в горах, вручили снайперскую винтовку.
Сторожевая застава, где служил Иван, располагалась на высоте 1 700 метров, что давало главное преимущество перед противником, который в этом случае не мог организовать какие-то серьезные ударные группы для нападения на аэродром. Обзор местности был отличным, поэтому любые подозрительные передвижения духов сразу же пресекались заградогнем. Но были сложности бытового плана.
Запасы воды можно было пополнить не иначе, как спустившись вниз. Учитывая высокую крутизну пути и расстояние, по которому она доставлялась, делать это было довольно непросто. Поставляемые военной колонной провиант, боеприпасы — все это также было необходимо «трелевать» на себе, причем с риском для жизни, ведь вражеская «растяжка», была здесь обычным делом.  
Дежурство на самой точке также не было безопасным, тишина порой стояла обманчивая, можно было поймать шальную пулю, когда духи от нечего делать расходовали боекомплект и ради развлечения вели неприцельный огонь по заставе. И уж совсем несладко приходилось тогда, когда они, выполняя приказ своего командования, старались подавить огнем сторожевой пост, используя для этого крупнокалиберное автоматическое оружие и гранатометы. Спасало от больших потерь при этом именно высокое расположение точки и понимание противником того, что ведущийся с высоты ответный огонь будет еще более эффективным.
И все же бойцов регулярно отправляли в госпиталь. Причиной тому были не только ранения, но и заболевания гепатитом, малярией. В начале зимы первого года службы попал туда и рядовой Ружеловский. После излечения его направили служить на другой сторожевой  пост, но находился он не в горах, а в «зеленой зоне», которую еще называли «зеленка». Служить в ней было куда опасней, так как враг порой таился в непосредственной близости, мог подстерегать за каждым кустом или деревом, за дувалами кишлаков. Кроме обычной охраны объектов их роте вменялось в обязанности, при  необходимости, сопровождать следующую маршем военную технику. Вести колонну было делом опасным, нападения на нее были нередкими, но ему везло, под серьезный обстрел попал лишь однажды. Тогда, по военным меркам, все обошлось сравнительно благополучно, сгорел лишь один БТР.
Так случалось, конечно же, не всегда. Иногда боевые потери бывали столь значительны, что молодые бойцы испытывали приступы ненависти, которая часто граничила с бешенством. От желания крушить все на своем пути их удерживали более опытные и хладнокровные командиры. С мирным населением, нужно было вести себя мирно, но при этом не стоило забывать, что оно целиком на стороне афганских партизан.
Восток — дело тонкое. Открытой враждебности по отношению к советским военным местные жители старались избегать. Одного из них Иван учил говорить по-русски, а тот давал знания своего языка. Когда афганскому приятелю пришла пора жениться, то по его просьбе в честь этого события из наших орудий, установленных на бронетехнике, был дан салют. Праздновавшие свадьбу жители кишлака приняли это как знак особого уважения. Когда же пришел черед взять в руки оружие молодожену, он ушел воевать против шурави, за свободу своей страны.  
По окончании службы Иван Владимирович был награжден медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». На ней изображены два знамени: Советского Союза и Демократической Республики Афганистан. После вывода войск из ДРА, оба эти государства остались в прошлом, каждое из них пошло своим путем в поисках лучшей доли для своего народа. И сегодня ветераны-афганцы не считают для себя зазорным  повстречаться с  воевавшими против них бывшими полевыми командирами, чтобы вспомнить о проявленной воинской доблести и помянуть тех, кто, несмотря ни на что, исполнял свой долг.
Николай ЛИПАТНИКОВ.
Фото автора.

Похожие материалы
в-гармонии-с-миром
270
0
тепла-и-здоровья
87
0
дворы-для-души
Дворы для души/ 17.08.2019, 09:02
158
0