Погружение в неизвестность

+ 1
+ 1
Общество / 02.10.2018 10:18

Другого варианта у локомотивной бригады не оказалось. Машинист Александр Шубин и его помощник Евгений Злобин направили свой тепловоз буквально в болото — по провисшему железнодорожному пути,  над безымянной речкой на седьмом километре участка Панасюк — Подосиновец. На рискованный шаг они пошли не сгоряча, а по взвешенному и зрелому размышлению. Другое дело, что на принятие решения им было отведено не более минуты, а то и меньше.
Многочисленные ручьи и речки севера Кировской области показывают свой непростой характер как раз в июне. Усложняют ситуацию сильные дожди, из-за них разлив рек северодвинского бассейна бывает неспокойным и нестабильным.
Но обо всем по порядку.

0 280

Ранним утром 15 июня локомотивная бригада приняла на станции Пинюг два пассажирских вагона направлением на Подосиновец и вышла на маршрут. До Панасюка все шло в штатном режиме. Но спокойствие длилось недолго. Проехав шесть километров в сторону Демьянова, машинист обратил внимание на путь — через несколько сотен метров он выглядел очень подозрительно. Помощник машиниста тоже заметил, что путь начал провисать, а балласт явно подавал признаки разрушения. Что делать? Ведь никто не знал, как далеко зашел процесс.
— Какое бы мы ни приняли решение, любое из них было бы рискованным. Поедем храбро через опасное место, не зная, что там, под колесами — высока вероятность схода. Остановиться еще хуже, потому что, применив служебное торможение, мы увеличили бы нагрузку на путь и тем самым усугубили и без того непростое положение. Могло дойти до провала всем подвижным составом на неопределенную глубину, — поделился своими воспоминаниями о том дне Александр Шубин.
Локомотивная бригада из двух зол выбрала меньшее. Она решила прорваться сквозь опасное место на минимальной скорости и постараться на нем не встать. И вот тепловоз, набрав 15 километров в час, буквально стал погружаться в неизвестность. Ситуация явно не для слабонервных. Возможно, кому-то такое рискованное решение покажется непрофессиональным, но так ли это на самом деле?
Повторим, была опасность обвала. ЧМЭ3 с двумя пассажирскими вагонами хоть и считается нетяжелым поездом, но все же представляет в общей сложности внушительную массу. Последствия от провала поезда даже не хочется прогнозировать. И это без учета того, что следом шел сборный поезд, где только один тепловоз 2ТЭ10М в двухсекционном исполнении обладает куда большей массой. Его уже нельзя пускать на опасное место. На ответственности машиниста человеческие жизни.
Настоящему профессионалу в тот непростой момент пришлось балансировать на тонкой грани между оправданным и неоправданным риском.
Локомотивная бригада знала, что на этом участке поездов немного, с началом размыва ни один из них не успел проследовать по опасному месту. Это уже веское основание полагать, что процесс разрушения земляного полотна находился в зачаточной стадии, рельсошпальная решетка держалась и оставалась пригодной для проследования одного поезда, если ехать с особой осторожностью. А вот дальше кого-то сюда пускать — недопустимо.
Собственно, так и вышло. Путь, хоть и провисший, оказался неповрежденным. По крайней мере, по нему было можно пройти с  ограниченной скоростью одному поезду небольшой массы. Другое дело, что следующий поезд, какой бы он ни был, это место уже однозначно не преодолеет! Поэтому, благополучно выбравшись из опасного места, локомотивная бригада немедленно доложила руководству о размыве пути, указала точные данные. Грузовой состав был оповещен своевременно и остановлен задолго до опасного места.
На чрезвычайную ситуацию оперативно отреагировали. К месту происшествия прибыли два противоразмывных поезда. Силами работников дистанции к концу рабочего дня последствия повреждения пути были полностью ликвидированы.
— Трудились до самого вечера, но справились. В том числе, благодаря объективной информации, которую предоставила локомотивная бригада, — подчеркнул начальник ИЧ-3 Андрей Погонов.
Сотрудники локомотивной бригады поощрены от Горьковской дирекции тяги.
— Я тут работаю уже 13 лет, из них восемь — машинистом. Мне здесь знакома каждая кочка, каждое дерево, даже самая мелкая деталь профиля мне как родная, — рассказал Александр Шубин. — Сам я родом из Демьянова. Испугаться, зная особенности природы родного края и профиля маршрута, как-то неправильно. Сюрпризов в пути бояться не нужно, но готовым быть к ним надо всегда. Честно скажу: за весь период работы я не знал на практике, что такое вынужденная остановка в пути следования. Вот и в нашей ситуации нельзя было вставать — это было бы худшим решением, хотя риск присутствовал в любом случае, это тоже надо признать.
Руководитель подменного пункта Мураши Алексей Купрейчик, отозвался о нем как о надежном работнике и просто хорошем человеке.
Такого же мнения о подчиненном придерживается и его непосредственный начальник — машинист-инструктор Владимир Гороховский.
Необходимо отметить, что тем, кто работает на железнодорожном участке Панасюк — Подосиновец, руководство доверяет полностью и безгранично. Это объясняется надежностью и профессионализмом тружеников стальных магистралей.
По материалам газеты «Волжская магистраль»
от 7 сентября 2018 г.