Чудики, с которыми тепло

+ 2
+ 0
Культура / 03.04.2018 11:40

В год столетия Подосиновского народного театра его руководитель Валентина Тестова представила зрителям не совсем обычную постановку, за основу сценария которой были взяты несколько рассказов Василия Шукшина. Когда-то, еще в середине семидесятых, эту идею воплощала на местных подмостках выпускница режиссерского факультета Кировского культпросветучилища Татьяна Никулина. Однако ни названия, ни участников той премьеры сегодня уже никто не вспомнит. А показанному в день юбилея спектаклю заглавие дал один из вошедших в него рассказов В. Шукшина — «Сельские жители». Простое, но очень символичное наименование работы, итожащей целый век творческого пути, ведь оно, по сути, объединяет и создателей множества показанных за это время постановок, и увидевших их зрителей. Всех нас можно отнести к необъятной, хотя и убывающей, к сожалению, семье жителей российской глубинки.

0 216

Ее еще называют «медвежий угол», «захолустье», но для тех, кто родился, вырос и остался здесь — это не просто место жительства, а земля отцов, питающая невидимые корни души, что уходят вглубь веков. И таких людей, для которых разорвать эту связь равносильно самоубийству, в нашей стране пока достаточно для того, чтобы продолжать верить в Россию, в ее великое предназначение. Из их числа и персонажи  шукшинских рассказов — личности далеко не ординарные, со странностями, и все же  заставляющие читателя не просто сопереживать им, но и посмотреть другими глазами на собственную жизнь, задуматься над ее смыслом и вспомнить о вечных ценностях.
Вот, к примеру, Петька Краснов. С виду фигура комичная, а копнуть поглубже — верный и любящий муж. С его появления и начинается галерея героев  спектакля, первое действие которого разворачивается на сенокосе. Стог уже сметан, грозовая туча ушла, можно перекусить и отдохнуть под пение птиц. Настроение у всех отличное, самое время расспросить вернувшегося из санатория односельчанина о том, как он лечил на юге  свой радикулит. Да вот незадача, Петька (Сергей Труфакин) рассказывать-то не умеет — «торопится всегда, перескакивает с пятого на десятое и вдобавок шепелявит», к тому же  имеет дурацкую привычку постоянно приговаривать «мля». От волнения и желания удивить — не так уж часто его слушают, да еще сразу столько людей — Петька немного переборщил, расписывая прелести черноморских пляжей и ресторанов. За распущенность языка тут же и получил от жены Зои (Людмила Нелюбина), в сердцах обозвавшей его «сюсюкалка чертова». В сцене ревности эта пара вполне органична и трогательна, чувствуется, что их ссора, как давешняя грозовая туча, быстро минует, и в семье вновь воцарится мир.
Затем мы становимся свидетелями того, как бабушка Маланья (Людмила Зубова) с внуком Шуркой (Андрей Тестов) собирается в Москву. Желание увидеть любимого сына и внуков борется в ней со страхом впервые отправиться в такую даль, да еще на самолете. Вот и позвала Маланья в гости бывалого человека — соседа Егора Лизунова (Леонид Тимкин), чтобы с ним посоветоваться. Она щедро угощает его медовухой, а Егор, опустошая один за другим стаканы с домашним пивом, входит в раж и запугивает соседку тяготами и опасностями будущего путешествия. К горькому разочарованию внука, бабушка откладывает поездку, но смышленый Шурка, пишущий под ее диктовку ответ на приглашение в столицу, самовольно обращается к родному дяде, Герою Советского Союза, чтоб он пристыдил «бабоньку» и убедил ее лететь на самолете в зимние каникулы, потому что летом она уже не сможет оторваться от огорода и хозяйства «со свинотой разной, курами, гусями». В этом противопоставлении города и деревни, прогресса и крестьянского быта сквозь иронию и горечь автора явственно проступает стремление предостеречь будущих покорителей столиц от забвения своих деревенских корней. Пусть бабушка Маланья неграмотна и боится самолетов, но именно она воспитала летчика-героя, а сейчас растит в строгости внука, мечтающего о Москве. Дебютировавший в этой роли внук руководителя театра сыграл на равных с двумя сильными, опытными партнерами, и был не менее убедителен на сцене, чем они.
Философские проблемы смысла жизни и человеческого счастья показаны через семейные отношения в рассказах «Сапожки» и «Микроскоп». Перед нами две истории и похожие, и очень разные. Если главным героем первой из них, Сергеем Духаниным, движет желание доставить радость не избалованной ценными подарками  жене, то цель второго персонажа, Андрея Ерина, — обман супруги с целью осуществления своей заветной мечты. Обоим мужчинам, чьей зарплаты не хватает на безбедное содержание семьи, решение приобрести  дорогостоящую вещь дается непросто. Но, если в первом случае результат оправдывает переживания героя, вознаграждая его за душевный порыв, то во втором — купленный ценой лжи триумф оказывается очень недолгим. Без сомнения, Сергей заслуживает тех счастливых минут возвращения женской любви, что ожидают его в конце рассказа, а неудачника Андрея остается лишь пожалеть, но не так однозначна позиция автора, оставляющего большой простор для читательской оценки.

Исполнителям ролей Сергея (Роман Мосеев) и Андрея (Эдуард Тестов) удалось показать живого, мятущегося человека, что не боится преодолеть серость будней, совершить поступок, вырывающий из привычного житейского круговорота. Непростая задача стояла и перед их партнершами, поскольку семейные сцены с участием Клавдии (Марина Алексеева) и Зои (Ольга Макарова) являлись эмоциональной доминантой всей постановки. Обе артистки были узнаваемы и реалистичны в этих женских образах, противоположных по характеру. Если Клава, действительно, хорошая жена, сумевшая оценить великодушие мужа и от всей души порадоваться за дочь Грушу (Вика Тестова), которой городские сапожки оказались впору, то Зоя не только насмехается над супругом и оскорбляет его, но и бьет сковородником, отводя душу. Ее уважение Андрей возвращает лишь на время обладания микроскопом, якобы полученным в качестве премии за ударную работу. Но как  только обман раскрывается, Зоя сдает мужнину мечту в комиссионку, чтобы превратить ее в пылесос и шубки для детей. Решив бытовые проблемы, она не заметила, что  пожертвовала своим супружеским счастьем: муж опять потерял цель жизни и чувство собственного достоинства.
Совсем по-другому ведет себя главный герой рассказа «Непротивленец Макар Жеребцов». В отличие от безобидных и вызывающих сочувствие шукшинских «чудиков», почтальон Макар Жеребцов (Леонид Тимкин) настолько самоуверен, что считает своим долгом учить односельчан жить. Да вот незадача — все его  наставления они воспринимают в штыки, называя пустозвоном и посылая подальше, а то и спуская за шкирку с крыльца. «Мне бы в областном масштабе советы-то давать, — высказывает Макар свою главную страсть в воскресной беседе на лавочке опохмеляющемуся за его счет соседу Кузьме. — У меня какой-то зуд на советы. Охота учить и все, хоть умри». А выпивоха и правдолюб Кузьма (Юрий Петухов) пытается вразумить непутевого мужика, возомнившего о себе невесть что, да куда там… Похоже, душевная глухота Макара, подчеркнутая его фальшивыми пением и бренчанием на балалайке, — непреодолимое препятствие между ним и живущими рядом людьми. Ведь гораздо легче продолжать самоутверждаться на чужих невзгодах, чем разделить чью-то боль и подставить другому  плечо.
«Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту», — писал в 1974 году, обращаясь к читателю В. М. Шукшин. Именно об этом его удивительные рассказы, что хочется перечитать после спектакля, показанного не для нашего развлечения, а с целью напомнить о самом важном — живой, страдающей и бессмертной душе.
Надо заметить, работа над новой постановкой оказалась намного сложней, чем представлялось режиссеру поначалу. Уже на стадии написания сценария возникли трудности, в результате преодоления которых удалось сплести сюжетные линии  отдельных произведений в единое целое, не исказив авторский замысел и образы героев. Во-вторых, нынешняя премьера оказалась рекордной по числу занятых в ней актеров — 25 взрослых и детей. Репетиции пришлось проводить в две смены, что потребовало большого терпения и сил. Немалых трудов стоило и художественно оформить сценическое действо, подобрав декорации и костюмы, точно соответствующие месту и времени повествования… Впрочем, закулисная сторона премьеры, как и подводная часть айсберга, остается неведомой зрителю, иначе таинство увиденного будет разрушено. Радует в данном случае одно — все это огромное напряжение душевных сил и месяцы репетиций не пропали даром, ответственный экзамен «на пороге столетия» театром выдержан, коллектив его заметно вырос и помолодел, а значит готов к новым творческим победам.
Татьяна Курдюмова.
Фото автора.