Надо больше спрашивать с лесных арендаторов

+ 8
+ 5
Экономика / 28.05.2013 13:20

«Безусловно, лес — это очень большой… восполняемый ресурс при условии, конечно, заботливого, бережного и рационального к нему отношения. Наша сегодняшняя дискуссия… показала, что, к сожалению, ни государственные органы, ни хозяйствующие субъекты, (ни) бизнес-структуры, явно на… высокое звание хозяина леса… не тянут». Такую оценку развитию нашего лесного комплекса дал президент РФ Владимир Путин. Речь об этом шла на заседании президиума Госсовета, состоявшегося 13 апреля и посвященного вопросам эффективного развития лесной отрасли. По его словам: «Ключевое значение имеет охрана, защита и воспроизводство леса…»

0 1993

 

А как обстоят дела в нашем районе? Растет ли с годами у арендаторов культура лесопользования? С этими вопросами корреспондент Николай Липатников обратился к начальнику лесного отдела Пинюгского лесничества А. И. Груздеву.

— Андрей Иванович, лесозаготовительные предприятия — это такая довольно подвижная среда, которая постоянно испытывает какие-то трансформации и изменения, уследить за которыми бывает довольно сложно. А местный лесфонд в связи с этим как нибудь видоизменяется?

— В марте в нашем лесничестве прошли четыре аукциона: два по подосиновскому району и два по лузскому. В связи с этим появились новые арендаторы: ООО «Деловой лес» в Пинюге и ИП Нечаев С. В., получивший в лесопользование делянки Кичугского лесничества. Таким образом, в районе сейчас находятся 22 арендатора, заключены 29 договоров аренды.

Качественно меняется сырьевая база. В первую очередь рубится лес недалеко от дорог, но с годами его становится меньше, и встает необходимость строить новые, что затратно, поэтому арендаторы идут по пути зачистки прежних недорубов. Это очень быстро влияет на картину даже относительно недавнего лесоустройства. Цифра расчетной лесосеки у нас непостоянна, что связано с изменением законодательства по водоохранным зонам, в связи с особым положением заказника «Былина» и так далее. На сегодняшний момент она составляет 796 тысяч кубометров. Лес самый разный по качеству. На границах района довольно много перестойных лесов, «ветровала», но есть и свежий подрост, достигший второго яруса.

Что касается доступного леса, то, похоже, в его освоении мы подошли к естественному максимуму в 420 тысяч кубометров, эта цифра не меняется уже два года. За первый квартал 2013-го по неполным данным уже заготовлено 230 тысяч кубометров древесины. Цифра вполне приличная, если учесть, что за весь 2009 год было заготовлено всего 160 тысяч «кубов».

— Наши арендаторы — кто они в своей массе, кого из них можно отнести к крупным, а кого к средним…

— Если оценивать их с точки зрения ежегодного размера лесопользования, то разница очень заметна: примерно от двух до восьмидесяти одной тысячи кубометров. Последняя цифра относится к Нововятскому лыжному комбинату, несколько меньше находится у лунданчан, утмановцев, пять договоров с объемом порядка шестидесяти тысяч «кубов» оформлено на СЗЛК. К средним по значимости можно отнести сельхозпроизводителей из «Маяка», «Ровдинского», «Восхода», общества «Грибинское». За ними идут «Деловой лес», «Прогресс», «Подосиновец-лес», «Подосиновецлес» и другие. Мелкие арендаторы составляют примерно половину от общего числа, а по договору субаренды работает лишь один индивидуальный предприниматель В. А. Елькин.

Стремление получить лес в аренду чувствуется большое, на последних аукционах было много покупателей, но из-за того, что доступного леса мало, цена на участки возрастает.

— А возможно ли, чтобы лесная аренда числилась за каким-либо муниципальным предприятием?

— По новому Лесному кодексу такой возможности нет.

— Тем не менее, губернатор соседней Вологодской области обязал глав поселений составлять лесные паспорта. Будет ли что-то подобное у нас?

— У нас нет. Действительно, в некоторых населенных пунктах, таких как деревня Грибинская, поселки Скрябино, Пушма, село Щеткино, есть лесные участки, находящиеся в границах поселений. Но наши полномочия на них не распространяются. Однако за ними тоже необходимо следить, особенно в пожароопасные периоды.

— Зафиксированы ли в этом году какие-то лесонарушения?

— По сравнению с прошлым количество незаконных рубок небольшое. Выявлен лишь один случай, связанный с вырубкой четырех кубометров березового сырья неподалеку от Меркушевского карьера. В 2012-м были обнаружены три подобных факта, личность злоумышленника установлена, дело на него передано в суд. Можно отметить, что тенденция складывается положительная, число таких нарушений резко пошло на убыль. А ведь еще четыре-пять лет назад мы имели по тридцать-сорок таких преступлений. По многим из них дела удалось довести до суда.

Требования при заготовке древесины установлены жесткие, за сваленное за визирной чертой дерево уже наступает административная ответственность — штраф в размере 3 500 рублей и дальше по нарастающей, в зависимости от суммы причиненного ущерба. Предусматривается и конфискация применяемого инструмента. В прошлом году, например, были изъяты 10 бензопил.

Лесозаготовители при вырубке стали более осмотрительными, «спорные деревья», местонахождение которых относительно визирной линии точно не установлено, теперь стараются не трогать. Такой подход стал возможен еще и потому, что сейчас упразднена ответственность за недоруб.

К тому же ужесточилось лесное законодательство, начиная с 2011 года материальная ответственность за этот вид преступлений выросла в разы.

— Лесозаготовительный сезон уже закончился, в основном люди заняты ремонтом техники. Но наступает период приборки делянок. Часто ли на арендаторов налагаются штрафы за некачественное проведение таких мероприятий?

— В прошлом году за нарушение правил лесозаготовительной деятельности были вынесены 232 административных протокола, общая сумма штрафов достигла 625 тысяч рублей, плюс 133 тысячи по ущербу, нанесенному лесному хозяйству. Оплата штрафов обычно идет без задержек. В этом году уже составлены 56 протоколов. Основная причина некачественной уборки заключается в несоблюдении правил, согласно которым отходы следует убирать во время производственного процесса, а не после. Сейчас это постепенно прививается, а через год-два уже все будут делать как положено.

— А как, по-вашему, появившиеся финские комплексы способствуют оздоровлению этой ситуации? Говорят, что их внедрение не идет на пользу экологии.

— Дело тут не в технике, а в том, кто ею управляет. У нас в районе работают четыре комплекса, и если, к примеру, у предпринимателя Владимира Анатольевича Елькина работы ведутся по технологии с сохранением подроста, то у других владельцев картина в делянках — как после ядерной войны. Понятно, что все дело в увеличении объемов лесозаготовок, но люди, управляющие этой техникой, должны понимать, что погоня за количеством не должна негативно влиять на возможность последующего лесовоспроизводства.

— Дефицит доступной сырьевой базы заставляет лесозаготовителей стараться наиболее полно использовать возможности УЖД. Какие вопросы при этом приходится решать вашему ведомству?

— Дополнительно строящиеся “усы” в обязательном порядке должны заноситься в лесную декларацию до того, как начнутся лесозаготовительные работы. Мы следим, чтобы строительство дорог, магистралей было прописано заблаговременно и не допускались никакие отклонения. Нельзя в силу каких-то сиюминутных потребностей нарушать заранее составленные проекты, ведь периодичность их обновления — десять лет. А так, конечно же, вывозка леса по УЖД — хорошее подспорье в периоды бездорожья.

— А что происходит с оплатой лесной аренды? Есть ли здесь подвижки в лучшую сторону? Проводятся ли лесовосстановительные работы?

— Если брать ситуацию с задолженностью в целом, то она постепенно улучшается. Как и прежде, самый крупный должник — Северо-западная лесная компания. На начало апреля сумма задолженности у предприятия по пяти заключенным договорам составила 725 тысяч рублей. Такое же неблагополучное положение у СЗЛК по лесовосстановительным работам. Проблема с задолженностью по аренде есть и в «Маяке», а по лесовосстановлению — в бывшем колхозе им. Ленина. У остальных арендаторов этот вопрос решается в рабочем порядке. Запускать его — себе дороже, ведь невыполнение таких работ служит основанием для расторжения договора. Должен еще заметить, что какими бы ни были расходы лесозаготовителей по аренде, за последние шесть лет мы имеем всего лишь один случай, когда была подана заявка на расторжение договорных обязательств со стороны ЗАО «Подосиновецлес». Возможно, это связано с истощением лесосырьевой базы в их делянках.

— Зависят ли арендные платежи от каких- либо параметров взятых в аренду лесных участков? И как распределяются сегодня лесные доходы.

— Основной показатель, влияющий на арендную плату — это доступность сырья по имеющимся путям. Чем ближе находятся делянки к дорогам круглогодичного пользования, тем выше “попенка”. Самым дорогим по этому параметру считается лес, находящийся в аренде у таких сельхозпроизводителей, как СПК «Утмановский» и ООО «Подосиновский Агрокомплекс». При этом доходы, получаемые в сельхозсекторе лесной экономики, целиком поступают в федеральный бюджет, а в область идет лишь прибыль, получаемая от наценки, достигаемой в ходе аукционов. При этом начальный размер арендной платы также уходит к «федералам».

— А что за история с сибирским шелкопрядом, едва не поставившая «на уши» наших лесозаготовителей этой зимой?

— Этот случай более напоминает анекдот. Действительно, на одном из лесных совещаний была предъявлена ловушка с экземпляром злостного вредителя. Возник вопрос о карантине наших лесов, блокированию поступаемой из района лесопродукции и так далее. К счастью, быстро поняли, что это какая-то аномалия, шелкопряд у нас не водится и быть его не может. Каким его ветром сюда занесло, непонятно.

— У жителей района есть право выписывать лес на неотложные нужды. Изменился ли их перечень или объемы за последнее время?

— Больших изменений нет. Раз в тридцать лет можно выписать 150 кубометров леса на строительство дома. Каждые 10 лет 20 «кубов» положено на его ремонт, то же самое предусмотрено для хозпостроек. С такой же периодичностью 3 кубометра выделяется на иные нужды. Жители, проживающие в домах с печным отоплением, ежегодно могут выписывать 15 кубометров дров. Таких договоров заключается довольно много. Понятно, что люди сами лес не рубят, а кому-то это поручают. Но бывают и редкие исключения. К примеру, из 1 060 заключивших договоры в прошлому году 6 человек захотели заготовить и вывезти положенный им лес своими силами.

— Сейчас наступает пожароопасный период. Кто должен заниматься тушением пожаров в лесу?

— С наступлением теплой погоды хотелось бы обратиться с просьбой к населению о максимально осторожном обращении с огнем на природе.

Что касается вопроса о том, кто должен заниматься тушением лесных пожаров, то ситуация здесь непростая. Для этого нужна лицензия. Получается, что любые действия по борьбе с огнем без нее — незаконны. И уже были факты привлечения к ответственности за такие нарушения, правда, не в Кировской области. У нас лицензию на тушение пожара имеет только Лузский лесхоз. Арендаторы же могут принимать меры к ограничению очага возгорания. В их обязанности входит опахивание, прокладка так называемых минполос (глубокие борозды лесной почвы, которыми засыпается мох. Ред.).

На неарендованных территориях, таких, к примеру, как Шишкинский или Устьянский бор, лесовосстановительные работы и противопожарные мероприятия проводятся по годичному госконтракту. Право на их проведение устанавливается в ходе аукциона. При этом исключается любая лесозаготовительная деятельность.

В этом году такой контракт заключен с индивидуальным предпринимателем Г. Ф. Есько. В нем предусматривается вспашка защитных минерализированных полос в Грибинском бору, обустройство мест отдыха из оцилиндровки.

Некоторые недобросовестные предприниматели сваливают отходы производства прямо на лесных участках. Назрела срочная необходимость с этим разобраться и не использовать данные нам природные богатства под несанкционированные свалки.

— Спасибо за интервью.